Сергей Горобченко: «Старшая дочь вьет из меня веревки»

Материалы по теме

Минимальный штраф за продажу алкоголя детям увеличат до 50 тысяч рублей

Шок: из-за действий хакеров на Урале умер ребенок

Против женщины, бросившей ребенка в Солнечногорске, завели дело

Сергея Горобченко сделал популярным фильм «Бумер».

После этого в его карьере было огромное количество ярких ролей и в кино, и в сериалах. А не так давно вышел фильм «Несокрушимый», где Сергей сыграл одну из главных ролей.

— Сергей, фильм «Несокрушимый» рассказывает о подвиге наших танкистов во время войны. Вам пришлось изучать какие-то архивные документы?

— Конечно, смотрел некоторые материалы. Много размышлял, старался соответствовать образу. Оказаться в этой ситуации войны, пусть даже ненастоящей, а художественно приближенной, — это ведь тоже очень непросто… Мой дед прошел войну от и до. И все предметы на съемочной площадке в таких картинах — это для меня не просто реквизит, даже каждая гильза для меня что-то значит.

— Дед вам рассказывал про те годы?

— Рассказывал, но не очень много. Все прошедшие войну люди немногословны насчет происходивших тогда событий. Наверное, потому что столько крови, смертей, потерь и боли было… И, конечно, тогда и любовь, и жизнь для них, фронтовиков, значили гораздо больше, чем для нас, для мирного поколения…

— Сергей, у вас шестеро детей, но две дочки совсем еще маленькие. Признайтесь честно: небось веревки из вас вьют?

— Старшей дочке, ей сейчас пять лет, так и говорю: «Аня, ты из меня веревки вьешь!» Она отвечает: «Да, макарошки!» (Смеется.) В этом у нас есть маленькая проблемка, но со временем, думаю, все исправим. С Соней, младшей, все не так. Но она тоже уникальная личность, хоть и маленькая еще совсем.

Некоторые говорят, что не важно, четверо, пятеро у тебя детей или больше. Но это неверно. Ведь каждый ребенок уникален, к каждому нужен свой подход…

— Но есть какие-то основные принципы, которые вы хотите привить своим детям?

— Да, конечно. Стараемся, чтобы в воспитании был акцент на уважение к старшим, предкам, своим корням. Если не будет этой связи, то человек не сможет обрести нормального понимания родины, я убежден в этом.

— Кем хотят быть ваши дети?

— Мечты постоянно меняются, трансформируются. Мы внимательно это выслушиваем и любим эти мечты. Но более пристально я, конечно, присматриваюсь к природным способностям детей. Стараюсь в каждом из них найти то, что он может делать лучше, чем другие. Это, как мне кажется, очень важно. Фантазий-то у нас может быть сколько угодно. А я хочу, чтобы мой ребенок занимался в жизни любимым делом, в котором он может преуспеть. У меня нет желаний привить что-то такое, чего в нем нет. Я просто смотрю внимательно.

У Петра, например, сильный голос, мощный звуковой аппарат, есть прекрасный слух, и я стараюсь в эту сторону направлять его развитие. Не перегружать, а просто немного направить, чтобы он смог это использовать в своей будущей профессиональной жизни… То есть я считаю: способность в человеке обязательно проявится. Главное — помочь ее реализовать, не загубить.

— Вы ведь тоже, кстати, пели, и даже своя музыкальная группа была…

— Я и сейчас пою. Но при этом понимаю, что в первую очередь я актер. Физиологическая предрасположенность у меня именно к актерству. Когда был маленьким, этого не понимал. Только обращал внимание на то, что к сцене у меня было особое отношение: с удовольствием пел, играл на гитаре, нравилось это делать. Легко повторял за людьми некоторые их качества и особенности. То, что мое место на сцене, я понял только в 21 год.

Источник: mirnov.ru

Написать комментарий