Рустам Сагдуллаев: «Я — Ромео из Ташкента!»

Фильм «В бой идут одни «старики» давно стал легендарным: его показывают каждый год, а в мае и июне — в обязательном порядке.

На экране герои — вечно молодые. Но судьбы исполнителей главных ролей сложились по-разному. Наиболее удачно, наверное, — у Рустама Сагдуллаева, сыгравшего летчика Ромео. Жив и здоров, успешен и любим. Счастливый муж, отец и дедушка. В жизни актера бывало всякое. Но он сумел выстоять вопреки обстоятельствам…

— Рустам Абдуллаевич, чувствуете себя частью легенды?

— В самой малой степени. Легенда — это фильм. И легендарный режиссер Леонид Быков. Нам, желторотикам (молодым артистам), просто повезло сыграть в этой замечательной киноистории. Не понимаю, когда некоторые жалуются: мол, сыграл одну роль, и стал заложником образа. Меня тоже всю жизнь называют Ромео — я только этому рад! И бесконечно благодарен Леониду Федоровичу за то, что подарил мне эту роль.

— Чем вам запомнилась работа с Быковым?

— Он удивительный. Я прилетел в Киев (вызвали из Ташкента телеграммой на пробы). Встретились на киностудии. Леонид Федорович спросил очень просто и на вы: «Как долетели? Не устали с дороги?» Провел в свой кабинет, задал еще несколько вопросов: «Как поживают ваши родители, как их здоровье?»

Так просто, будто встретились старые друзья. Мне было немного неловко, и я попросил его говорить мне ты: все-таки он старше. Мы не говорили о будущем фильме, только о моей семье и моих делах. Потом режиссер сказал: «Ты утвержден на Ромео, давай составлять график». Я удивился: «А пробы?» Он рассмеялся: «А это они и были».

Позже узнал, что Леонид Федорович не проводил пробы в привычном представлении. Он был автором своих фильмов, заранее понимал, какой исполнитель ему нужен, такого искал и находил.

* Кадр из фильма «В бой идут одни «старики»

 

— Что было самым сложным для вас на съемках?

— Переживал из-за одной сцены: гибель Ромео — как сыграть, чтобы не смотрелось натужно, вымученно? Леонид Федорович, заметив мое волнение, отвел в сторону. Сказал так многозначительно: «А ты знаешь, ведь летчики не умирают — они улетают на небо». Я его понял… Он немного помолчал, затем спросил: «Как бы ты доложил командиру, что приземлился?» — «Товарищ командир, я благополучно сел». — «А покороче? Вот и сыграй».

Под шлемофон мне положили губку с краской. Я нажал — краска вытекла на лицо, в глаз попала. Будто кровь. Съемка идет. Ребята подбежали, я начал среди них искать Маэстро Быкова. Увидел его. Улыбнулся, произнес: «Командир, я сел» — и откинул голову.

Первый же дубль вошел в картину. А больше никаких трудностей. Мы, желторотики, по большому счету ничего не играли. Этого от нас и хотел Леонид Федорович, чтобы мы оставались собой.

— Интересный режиссерский ход…

— Да, Леонид Федорович ходил с листочками и что-то записывал. Оказывается, наблюдал, как мы ведем себя в жизни. Самое интересное в характерах, поведении подмечал, вносил в сценарий, а потом просил сыграть на камеру. Получалось натурально, живо.

Например, заметил, что Сергей Подгорный что-то напевает себе под нос под душем (душ был летний, на улице), — так в картине появился эпизод «Смуглянка». Кстати, до нашего фильма это была в общем малоизвестная песня…

Сережка Иванов — Кузнечик — всех подкалывал, придумывал смешные фразочки. Леонид Федорович и это подмечал. «Ромео загрустил, Джульетта в кукурузнике умчалась», «Все понял, умолкаю, не то по шее получу и подвиг свой не совершу…» — это Иванов придумал. Просто хохмил за кадром. Быков услышал: «А ну-ка, то же самое теперь на камеру!»

«ТЫ ВЫЙДЕШЬ ИЗ ШТОПОРА, А Я БУДУ РЯДОМ»

— В «Стариках» Ромео так и не успел жениться. А как сложилась ваша личная жизнь?

— Я женился, когда мне было далеко за 30. Искал свою судьбу так долго… Марину впервые увидел на «Узбекфильме». Вот представьте себе Ромину Пауэр! (Известная итальянская певица. — Ред.) Моя будущая жена была полной ее копией: рост, телосложение, пышные кудрявые волосы… Потом мы работали на съемках картины. Я играл, а Марина была помощником костюмера.

Начал ухаживать, сам не заметил, как влюбился. Записочки подкладывал, стихи читал. Но она меня игнорировала. Потому что я старше на 15 лет, а кто-то еще и наболтал ей, будто женат. Пришлось долго доказывать серьезность моих намерений! Доказал… Вот уже 33 года вместе.

— Прямо сказочная дата…

— Ну жизнь не всегда была сказкой. Всякое случалось за эти годы. И ссорились. Брак-то межнациональный! Там, где жена-узбечка промолчала бы, уступила, боевая русская Марина за словом в карман не лезла. Характер у жены очень сильный. Но благодаря ее силе духа мы выстояли в 90-е. Это было трудное время.

В Узбекистане я попал в опалу. За то, что однажды на съемках на российском телевидении сказал: приглашаю всех хороших людей в гости. Когда вернулся домой, меня вызвали в высокие кабинеты в Ташкенте, я получил нагоняй. Это было время сложных политических отношений между Россией и Узбекистаном, а я «позволил себе пригласить сюда русских». На что я ответил довольно резко, что к себе домой (а Ташкент — мой дом тоже!) могу приглашать всех, кого считаю нужным.

«Указом свыше» меня запретили снимать в кино. Конечно, переживал — без работы остался. Снял как режиссер картину «Слепые» — она 15 лет пролежала на полке. Выручила жена: создала бизнес (сеть ателье), зарабатывала на всю семью. Ни разу не попрекнула меня. Говорит так: «У меня бы и язык не повернулся отправить тебя работать, к примеру, дворником или куда-то еще. Ты же артист!» Она верила в меня, подбадривала: «Ты сильный, выйдешь из штопора, а я буду рядом».

— Выстояли?

— Как видите. (Улыбается.) Сегодня жизнь в Узбекистане изменилась. Страна на подъеме. Кино снова снимают много. И в России меня не забывают — приглашают довольно часто: и в кино, и на творческие встречи. Сейчас веду переговоры о съемках двух российско-узбекских совместных картин. Надеюсь, все получится.

— Ваши дети артистами не стали?

— Дочь Навруза хотела. Но смотрела на меня и понимала, что профессия нестабильная, зависимая… Окончила факультет международной журналистики, вышла замуж, подарила нам внучку Софию. А сын Равшан оканчивает экономический.

— Вас неоднократно приглашали переехать в Москву, но вы остались в Ташкенте. Это принципиальное решение?

— Я — Ромео из Ташкента. Им и останусь. Это мои родные места. Люди там очень добрые. Город — многонациональный. Живем дружно. Семейные ценности, связи, узы — не пустой звук. Принято уважение к старшим, с детства прививается. Когда пожилой человек заходит в транспорт, молодые тут же подскакивают, уступают место.

Мне кажется, так правильно. Праздник христианский — все христиан поздравляем. Мусульманский — поздравляем мусульман. Самая большая диаспора корейцев. Есть греки, немцы…

В жизни, думаю, тоже не надо делить, кто какой национальности, надо жить в мире и согласии. И чтобы не было войны…

Источник: mirnov.ru

Написать комментарий