Максим Покровский: «Мы провели 30 лет «вне закона»

Прошлый год для Максима Покровского вышел уж больно хлопотным.

Музыканту исполнилось 50 лет, группа «Ногу Свело!» отметила 30-летие. Две солидные даты, два повода для нервов, суеты… Теперь можно выдохнуть. Но не тот человек Покровский, чтобы вдруг стать благостным и благодушным. Нервный, резкий, неудовлетворенный. Он такой и есть. Иначе бы не выжил 30 лет назло шоу-бизнесу.

«ТО, ЧТО ЛЮДИ ПРИДУРКИ, Я И ТАК ЗНАЛ»

— Максим, вы дважды принимали участие в телепроекте «Последний герой». А зачем все-таки второй раз пошли? Хотели доделать то, что не получилось в первый раз?

— Было такое, да. Но даже если б не было, все равно пошел бы еще раз. Потому что: а) это хорошее паблисити, что является веской причиной для того, чтобы идти на проект; б) нужно было доделать то, что не доделал; в) еще столько-то эфиров по Первому каналу, что, собственно, и есть паблисити…

— Про себя что-то новое узнали на этом проекте? Например, что можете жить впроголодь?

— Физический момент интересен, но не настолько. Хотя я не хочу и преуменьшать его значение. Я знал, что я выносливый человек, но при этом не самый сильный. Я не глубже всех ныряю, не быстрее всех плаваю. Я могу выжить без еды, но через 35-40 дней жизни без нормальной еды любой организм затухает. И чтобы убедиться в этом, не нужно было ехать на проект «Последний герой».

Что еще? То, что люди придурки, я и так знал… Но с другой стороны, лучше это один раз прочувствовать на себе. Ну и плюс, как уже говорил, сделать паблисити своему коллективу…

— Как думаете, почему песня «Я не последний герой», которая была вами написана конкретно к этому проекту, живет до сих пор?

— Живет она просто потому, что, наверное, мое участие в шоу было достаточно ярким. И это одна из песен, которая написана по мотивам того периода жизни, то есть она с ним соприкоснулась, отсюда и такая эмоциональность. Хотя это не самая музыкальная и не самая текстовая песня.

Скажем, я четко понимаю, что припев этой песни — если ее разобрать именно как песню, как радиосингл — не самый сильный, не тот, который все будут напевать. Он даже слабее, чем куплет, где последняя строка «А я не последний, а я не последний герой» — то, что можно повторять, и то, что наша публика поет с нами хором.

Просто песня была частью жизни, и эта жизнь была весьма ярко отражена самым крупным телеканалом страны. Все это и сделало свое дело.

«ЛЕВОЙ НОГОЙ ПЕСНЮ НЕ НАПИШЕШЬ»

— Вы учились в Московском авиационном институте. Техническое образование помогает в жизни?

— Каких-то идиотских поступков оно помогает избегать. Но в нашем профессиональном мире, в мире, в котором я работаю, высокий процент идиотов. Давайте только договоримся, что вы не будете спрашивать почему. Я не знаю ответа на этот вопрос, я сам мучаюсь этим вопросом. Вот почему лист зеленый? Зеленый, и все!

К сожалению, с идиотами иногда нужно говорить по-идиотски. Ну просто потому, что так меньше времени тратишь. А я так не могу, я упертый. И даже с идиотом буду говорить, как с неидиотом. Это уважительно по отношению к нему, но ничем не поможет ему в жизни. Так что техническое образование — это отчасти проблема…

— У вас вышло 13 альбомов. Можете себе запланировать: напишу-ка в этом году еще два?

— Распланировать, в принципе, все можно. И так нужно делать. Вообще, желательно, чтобы жизнь проходила по плану. И чтобы был план на создание твоего профильного продукта. Я сознательно ухожу от слова «творчество», но если я музыкант, мне иногда нужно заниматься музыкой, согласитесь! (Смеется.) И планировать в этом смысле можно и нужно. Но вот не всегда получается.

А что касается хорошей музыкальной идеи, как узнать, когда именно она придет к тебе? Муза — она барышня капризная. Но при этом очень любит, чтобы ей тоже уделяли внимание. Если я буду только принимать деловые звонки, разрабатывать какие-то схемы, которые не имеют отношения к музыке, ничего у меня как у музыканта не получится! Левой ногой хорошую композицию не напишешь.

— Тридцать лет на сцене — это солидно…

— Тридцать лет на сцене — это ничего не значит. Я мог начать свою музыкальную карьеру и в пять лет и праздновал бы тридцать лет творческой деятельности пятнадцать лет назад, вот и все…

— Но эта цифра указана в названии вашего юбилейного концерта… Кстати, как появилось такое название «30 лет назло шоу-бизнесу»?

— Это другой вопрос! Название появилось следующим образом.

Группа «Ногу Свело!» все эти годы действовала «не по закону» — это получалось само по себе, потому что такой коллектив у нас странный, и такая судьба у него. По факту мы провели тридцать лет «вне закона», идя наперекор принятым правилам. Причем делали это не специально, а подсознательно. Поэтому и концерт назвали так, как мы провели эти годы.

«НАМ ЕСТЬ НАД ЧЕМ РАБОТАТЬ»

— А как вам удалось выжить назло шоу-бизнесу? Ведь какими бы бунтарями вы ни были, законы его никто не отменял…

— Когда я только начинал, была в московской музыкальной среде панк-группа под названием «Провокация». Я никогда ее не видел, просто про нее ходили слухи. Вот «Провокация» делала провокации. Например, они возьмут и на концерт не приедут. Какая-то чушь, в общем.

Была другая крутая панк-группа «Прочие нужды», там барабанщик играл параллелепипедными палочками, грубо говоря, квадратными в сечении. Это уже круче, чем просто быть группой-провокацией.

Но мы, «Ногу Свело!», не такие веселые и прикольные ребята. Мы не могли надеть на себя какую-то одну маску и жить в ней. Поэтому 30 лет назло шоу-бизнесу просуществовали только по той причине, что я реально не очень хороший управленец, вот и все. При этом потенциал группы раскрыт процентов на 25-30. То есть нам еще есть над чем работать.

— Расскажите о вашей супруге Татьяне. Насколько я понимаю, она помогает вам с организацией концертов?

— Не она мне помогает и не я ей, мы просто вместе впряглись в эту историю. А так Таня — совершенно самостоятельный и самодостаточный человек. Она сильна в изобразительном искусстве и сейчас применяет все свои способности и таланты, делая каждодневный дизайн группе «Ногу Свело!».

— У вас много подписчиков в соцсетях, причем активных. Сами отвечаете им или есть «специальный человек» для общения, как у многих артистов?

— Конечно, сам. Но это реально информационная пытка, когда ты должен перевернуть такое количество информации и пообщаться с таким количеством людей. Это очень тяжело… Потому что нельзя отвечать каждому, не вникая в то, кто и что написал.

Когда артист на все комментарии отвечает: «Спасибо!», есть в этом что-то неправильное. Я хочу, чтобы мой ответ хотя бы где-то и как-то содержал информацию о том, что мой мозг занимался переработкой сообщения от конкретного человека. Пусть это будет пять моих секунд, ведь тот человек тоже потратил время. Для меня важно, чтобы в жизни все было честно.

Источник: mirnov.ru

Написать комментарий