Икра на завтрак: кто шикует в российских тюрьмах

Современные плазмы, стильный подвесной унитаз, алкогольный бар и доставка из ресторанов, поездки в Италию на выходные — условия содержания «блатных» заключенных исправительных учреждений вызывают зависть даже у тех, кто находится на свободе. Кто обустраивает VIP-камеры в тюрьмах и сколько стоит там оказаться, рассказывает «Газета.Ru».

Удержит ли Трамп власть?

Читайте также

    Пульс дороги: как НЛО мешают автомобилистам

    Пенсионная реформа: главное

    «Вольное дело» Дерипаски

    Разобрать на атомы: ведомства просчитают «перекрестку»

    Почему государство поддерживает автопром

    Когда наступит конец гегемонии доллара

«Три миллиона на крабов»

На минувшей неделе в интернете всплыли фотографии роскошной жизни преступника Вячеслава Цеповяза, отбывающего наказание в колонии строгого режима в Амурской области. В 2013 году он был приговорен к 20 годам заключения по обвинению в соучастии в жестоком убийстве 12 человек, в том числе детей, в станице Кущевской в 2010 году. По мнению следствия, именно Цеповяз организовал преступления, при этом занимая пост депутата местного заксобрания.

Реклама

На снимках, попавших в сеть, заключенный позирует в тюремной робе с мобильным телефоном в руках, а на столе перед ним продукты, которые, очевидно, не входят в тюремное меню: крабы, шашлык и красная икра.

Деньги на деликатесы и прочее заключенному поступали от жены — по словам женщины, она перечисляла ему на карты до трех миллионов рублей в год. А вот покупкой и передачей продуктов в колонию занимался отдельный человек: как сообщает ФАН, дорогостоящие продукты, одежду и телефоны Цеповязу передавал житель Благовещенска примерно раз в месяц.

Когда об этом стало известно, Цеповяз обвинил «несидящее общество» в ущемлении права находящихся в заключении на деликатесы.

«Это получается, что несидящее общество отказывает сидящей половине в праве нормально питаться, питаться деликатесами.

Может, был какой-то повод, и заключенные совместными усилиями устроили себе праздник», — отметил Цеповяз в заявлении, которое он передал РБК через своих адвокатов.

В пресс-службе ФСИН подлинность снимков подтвердили — они были сделаны в исправительной колонии №3 (ИК-3) в Амурской области, правда, три года назад.

Интерес к фотографиям проявили и в Следственном комитете России, где результаты проверок показали, что Цеповяз действительно имел привилегированный статус в колонии. Причем выражалось это не только в передаче ему дорогих продуктов питания, но и в предоставлении дополнительных свиданий, возможности свободно пользоваться мобильным и стационарным телефонами, а также встречаться с другими осужденными, с которыми по закону он не имеет права общаться. Помимо этого, заключенный регулярно вызывал к себе стоматолога.

Новости smi2.ru

После проверки СКР наказание понесли сотрудники колонии, которых подозревают в превышении должностных полномочий — в их отношении были возбуждены уголовные дела по двум статьям: «Злоупотребление должностными полномочиями» и «Превышение должностных полномочий».

Самого же VIP-заключенного перевели в штрафной изолятор на трое суток. Как отметил его адвокат Роман Боков, поводом стало то, что Цеповяз нарушил тюремный распорядок и не явился на завтрак.

Вскрывшиеся обстоятельства роскошной жизни заключенного заставили ведомства задуматься об изменении условий содержания заключенных. Так, ФСИН России планирует в течение следующего года ограничить использование мобильной связи на территории исправительных учреждений.

В настоящее время это предложение обсуждается с Минкомсвязи, так как для реализации проекта необходимы соответствующие изменения в отдельных реестрах. Как отметил замдиректора ведомства Валерий Бояринев, уже за первые шесть месяцев текущего года сотрудники ФСИН в ходе проверок изъяли около 10 тыс. сотовых устройств при попытке их передачи заключенным, что составляет около 90% конфискованных в колониях аппаратов.

Меры, предпринятые ФСИН, сразу оказали влияние на черный рынок мобильной связи в колониях, рассказал РИА «Новости» заместитель главы ФСИН Валерий Максименко.

«Телефоны изымают каждый день, каждый день пытаются перебросить, запустить несколько телефонов с помощью дрона.

За неделю до тысячи этих телефонов перехватываем, и, конечно, борьба идет постоянно. Скажу так: стало телефонов намного меньше, и возможности позвонить намного меньше, и цены на них выросли, по той информации оперативной, которая есть у нас, в пять раз поднялись цены на услуги, чтобы пронести телефон. Это говорит о том, что как-то получается у нас справиться, мы на правильном пути», — рассказал Максименко.

«Тут можно футбол гонять!»

Как оказалось, в VIP-камере шикует не только Цеповяз. Так, в январе 2018 года был уволен заместитель начальника столичного следственного изолятора «Матросская тишина», в которой были организованы камеры для привилегированных арестантов.

Особое внимание СМИ привлекла камера номер 275, в которой содержался Дионисий Золотов, обвиняемый в мошенничестве по делу члена московской ОНК Дениса Набиуллина.

Как писала в «МК» член московской Общественно-наблюдательной комиссии (ОНК) Ева Меркачева, на пороге люксовой камеры «автоматически хочется разуться, чтобы, не дай Бог, не наследить».

«Размером почти на всю стену телевизор, стильный подвесной унитаз, элегантные полочки-крючочки… Кажется, что ты не в «Матросской тишине», а в отеле где-нибудь на Мальдивах.

И за окном не суровая московская зима, а плещется теплый океан, — поделилась впечатлениями член ОНК. — Тут можно футбол гонять!».

Помимо прочего, Меркачева обратила внимание на шикарный холодильник, забитый деликатесами, кровати с белоснежным бельем, а также красивые полочки с банками для специй, на каждой из которых лежала маленькая ложечка.

По ее словам, даже проживая в своих элитных условиях, Золотов умудрился написать жалобу на имя начальника СИЗО с просьбой оградить его от общения с членами ОНК в связи с личной неприязнью. На эту жалобу члены ОНК отреагировали с иронией и поинтересовались у заключенного, нет ли у него жалоб на условия содержания.

«Ну мало ли — модный унитаз, может, шумит при смыве, или вода в душе слишком горячая, или один из десятка режимов размораживания в холодильнике не работает, всякое ведь бывает», — написала Меркачева.

Председатель коллегии адвокатов «Домбровицкий и партнеры» Петр Домбровицкий в беседе с «URA.RU» отметил, что наличие VIP-камер в российских тюрьмах — дело довольно обычное:

«На самом деле вип-камеры есть практически в любом крупном изоляторе страны. Например, таковые я встречал в Мурманске.

Они существуют за счет богатых сидельцев — криминальных авторитетов, крупных бизнесменов, политиков. Люди хотят чувствовать себя комфортно и не жалеют на это денег. Все же понимают, что у ФСИН ресурсов на создание таких камер нет».

Адвокат добавил, что знает случаи, когда сотрудники администрации изоляторов даже отпускали подследственных в рестораны и просто «погулять» в ночные часы по территории СИЗО.

«Думаю, что заключенные не забывали при этом соответствующим образом благодарить руководителей изоляторов. Можно предположить, что речь идет об очень большой коррупции», — сказал он.

«Ел суши каждый день»

Летом 2010 года на коррупции попались еще два члена системы исполнения наказаний — начальник сизо №3 подмосковного Серпухова и два его заместителя. Все они лишились должностей после того, как проверка выявила, что один из заключенных с размахом отметил свой день рождения прямо в камере.

Обвиняемый в разбое 26-летний Антон Кузнецов, которого в криминальной среде считают «авторитетом», по случаю праздника накрыл для сокамерников праздничный стол, который буквально ломился от красной икры, мясной нарезки, дорогих спиртных напитков и еды из популярной сети фаст-фуда. В прессе сообщения о празднике сопровождались фотографиями с мероприятия — на них заключенные позируют в самодельных тогах.

В той же колонии сидел и бывший помощник члена российского парламента, который в 2006 году был приговорен к девяти годам тюрьмы за мошенничество. По словам уже бывшего заключенного в интервью «МК», с первого дня в колонии деньги «были единственным языком»:

«У нас было все, что мы хотели. Я даже ел суши каждый день. У нас был шикарный стол в колонии — суши, шампанское, виски».

Молодой человек также рассказал, что за отдельную плату ему было позволено подолгу жить в гостинице, использовавшейся на территории колонии для визитов супругов заключенных. Кроме того, ему позволялось уходить, когда и на сколько захочется.

«Я устроил бар, домашний кинотеатр и возвращался, когда хотел», — говорит он.

Не ограничивали заключенного и в свиданиях с семьей — он мог ездить к ним в Москву в сопровождении двух охранников. Однажды он остался в столичном баре, чтобы пропустить пару коктейлей в субботний вечер. И даже неожиданный приход полиции ему никак не навредил: «Я сказал, что я сбежавший заключенный. Они просто посмеялись и ушли». 

Однако выходные в Москве были не самой далекой поездкой заключенного во время срока — одни из выходных он провел в Италии, чего в колонии даже не заметили.

Складывается ощущение, что, находясь в колонии, заключенный потратил больше денег, чем при прочих равных на свободе. Как уверили его тюремщики, все заплаченные молодым человеком деньги пошли на ремонтные работы в лагере, который, по его словам, плохо финансируется государством. 

«Если я шел на прогулку в город поиграть в боулинг — а я делал это почти каждый день — тогда мне говорили, что мне нужно принести с собой», — рассказывает он. «Принцип услуг в тюрьме заключается в том, что все ремонтные работы должны оплачиваться заключенными». 

По словам мужчины, необходимость в дополнительном финансировании дошла до того, что два руководителя колоний боролись за него, потому что знали о его «финансовой ценности» для колоний.

Журналистка и телеведущая Ольга Романова также рассказывала в СМИ о том, как много взяток ей якобы пришлось дать в то время, когда арестовывали ее мужа, бизнесмена Алексея Козлова, обвиненного в мошенничестве.

По словам Романовой, она иногда покупала вещи для тюрьмы — например, обогреватель и компьютер. В итоге, согласно ее подсчетам, за девять месяцев она заплатила больше двадцати тысяч фунтов стерлингов в виде взяток.

Марихуана с доставкой в камеру

Платные камеры, по данным СМИ, есть почти во всех изоляторах Москвы, причем стоят они все по-разному. Так, самые дорогие VIP-камеры в Бутырке — до 1 млн рублей. В таких «апартаментах» есть душ, интернет, мобильный телефон, относительно хороший ремонт и приличные соседи. Тем не менее, заплаченные деньги далеко не всегда дают гарантию того, что заключенный останется в «апартаментах» до конца срока — в любой момент его могут перевести без объяснения причин, по усмотрению руководства.

Есть и более бюджетные варианты: например, в московском СИЗО-5 плата за VIP-условия всего 35 тыс. рублей в месяц. Однако условия тут уже хуже -— камера рассчитана на 14 человек. По техническому оснащению же «апартаменты» в Бутырке не уступают: там есть плазменный телевизор, большой холодильник, пароварка, электрочайники, несколько вентиляторов, мобильная связь с интернетом. Причем даже при абсолютной перегруженности обычных камер, в коммерческую, как утверждается, никогда не переведут «бедного» заключенного.

Кроме установленных цен на VIP-камеры сотрудники СИЗО также могут способствовать передаче телефонов и сим-карт — таким образом прибыль получает еще больший круг работников изоляторов.

Согласно прейскуранту, цены на связь с внешним миром в неограниченном порядке варьируются в среднем от 32 до 60 тыс. рублей.

Еще один популярный способ обогатиться среди работников СИЗО и колоний — это пронос наркотиков. Так, сотрудник СИЗО-2 «Бутырка» Теймур Гаджиев в 2016 году пытался пронести через КПП по заказу арестованного посылку в виде 94 гр марихуаны и 12 гр метадона, но там его сразу «взяли».

Теперь Гаджиев сам является арестованным по статье 228.1, ч. 4 (сбыт наркотических средств в крупном размере с использованием своего служебного положения) и отбывает свой срок в СИЗО-4. Свой поступок он объясняет тем, что среднестатистической зарплаты ему категорически не хватало, поэтому пришлось прибегнуть к дополнительным заработкам.

«Я работал в «Бутырке» шесть лет. Если бы платили нормальные деньги, то мы не занимались бы такими делами. Зарплату нам сократили. Вот в 2015-м у меня зарплата была 46 тыс. рублей, а в 2016 году — 36 тыс. Раньше я совмещал две должности — начальника корпусного отдела и младшего инспектора первой категории. А потом должность начальника корпусного отдела сократили, я остался младшим инспектором. И как на такие деньги жить?» — рассказал Гаджиев в интервью «Новой газете».

Положение работников ФСИН, судя по всему, действительно оставляет желать лучшего, так как в последнее время они находят все более необычные способы заработать – в том числе даже на людях, не являющихся заключенными. Так, в Новосибирском СИЗО некоторое время существовали платные камеры для вольных людей, которые предоставлялись за круглую сумму желающим на время исчезнуть. А начальник псковской тюрьмы решил получать дополнительную прибыль для тюрьмы еще более интересным способом — у стен СИЗО была организована платная стоянка, которую, с не меньшим вниманием, чем к арестантам, охраняли автоматчики.

Источник: gazeta.ru

Написать комментарий