«Робингуды в стрингах»: как 4 стриптизерши лихо обчищали воротил с Уолл-стрит и про них сняли фильм

12 сентября 2019-го в российском прокате вышел фильм «Стриптизерши». В картине рассказывается история четырех подруг-танцовщиц, в непростое экономическое время решившихся играть по своим правилам. Отменные махинации, остроумные диалоги и глубоко человечная история о женской дружбе пришлись зрителям по душе. Редакция Woman.ru выяснила, как на самом деле жили прототипы амбициозных стриптизерш. Кадр из фильма «Стриптизерши»

35-летняя Розелин Кео, которую в фильме «Стриптизерши» сыграла Констанс Ву, вполне могла бы работать на Уолл-стрит наряду с трейдерами в отутюженных костюмах. Амбициозная и сообразительная Рози успешно поступила в колледж Беркли в Нью-Джерси. Но так вышло, что эта девочка родилась не в той семье и не в самое подходящее время. А, может быть, и наоборот — идеально вписалась в исторический контекст, да так, что про нее и других «сестер»-стриптизерш сняли нашумевший фильм, который теперь во всем мире называют киногимном феминизму. 

Окей, а в чем, собственно, соль?

Кадр со съемок фильма «Стриптизерши»

В фильме «Стриптизерши» рассказывается история танцовщиц, которые в результате экономического кризиса 2008-го остались не у дел. Девушки, долгое время проработавшие в унизительных условиях и воспринимавшиеся исключительно как товар («как тело для игры и развлечений», поправила бы нас Рози), решили отыграться. Безупречная с точки зрения психологии и технического исполнения махинация, которую до мельчайших деталей продумала героиня Констанс Ву, работала, как часы. Напоить, раздразнить, а затем перевести все деньги с карты клиента на свой личный счет.

Современная история Робин Гуда (только в женском обличье и не в плаще, а в стрингах со стразами) выглядит эффектно, но все же оставляет много вопросов. Неужели такое было на самом деле? Отвечаем: в реальности все гораздо горячее, пикантнее и… циничнее. «Деньги не пахнут»? Совсем напротив: в этой истории они пахнут пряными духами и маслом для тела.  

Малышка на миллион

Констанс Ву и Розелин Кео

Розелин Кео родилась в семье камбоджийских беженцев, которые прибыли в Америку в надежде на лучшую жизнь. Однако сказка все никак не начиналась, и семье Рози по-прежнему приходилось несладко. И все же в США были возможности. Родители девочки отправились работать в Атлантик-сити, а маленьких дочь и сына оставили на попечении бабушки и дедушки.

«Мои родители увлеклись всем этим материальным дерьмом, хорошими автомобилями и ночной жизнью. И в какой-то момент просто перестали быть собой», — сообщает экс-стриптизерша, которая на протяжении нескольких лет успешно одурачивала мужчин на десятки тысяч долларов за ночь.  

Бойкой Рози была с детства: бегала с дворовыми мальчишками, дралась в школе, плохо училась, но в то же время росла не по годам смышленой. Еще в младших классах она поняла, что выгодно покупать конфеты оптом, а затем продавать их школьникам по удвоенной стоимости. Именно это получалось у Рози лучше всего — и именно благодаря этому таланту про нее через 20 лет снимут фильм. 

В 17 Кео бросила школу, чтобы прокормить остатки семьи. Она устроилась официанткой в ближайшую закусочную: бегала по залу в короткой униформе, разливала посетителям кофе и принимала заказы от клиентов, многие из которых оставляли ей хорошие чаевые. Однажды вечером менеджер среднего звена, который часто заходил в кафе поужинать, бросил Рози двадцатку. «Если захочешь заработать больше, приходи ко мне», — сообщил он несовершеннолетней девушке.

Розелин Кео

Рози хотела заработать больше, будьте уверены. Это было в 2001-м, и весь мир буквально сходил с ума от денег и роскоши. Общество пылало, наслаждаясь свободой и достижениями капитализма. Наконец дельцы и клерки сыты, а если у вас не хватает мозгов, чтобы заработать на лихой вечер в каком-нибудь ночном заведении, где танцевали обнаженные String Divas, можете засунуть свои претензии куда подальше. Праздник, который всегда с тобой — именно этим лозунгом пульсировали крупные американские города, и Рози это прекрасно знала.

Кео всегда понимала, чего она хочет от жизни, а потому не слишком расстроилась от предложения «офисного воротничка» из кафе. Скорее наоборот: благодаря ему узнала, что тело может приносить практическую и очень ощутимую выгоду. 

Розелин Кео

Она отправилась в Нью-Йорк, увидела первый попавшийся ночной клуб и устроилась туда работать танцовщицей, соврав о реальном возрасте.

За одну ночь она получала от 500 до 1 000 долларов, которые восхищенные клиенты наперебой совали ей в нижнее белье. Однако если вы думаете, что все эти деньги Рози оставляла себе, то глубоко ошибаетесь. 

Вскоре у Кео появилась своя подержанная хонда, и часто в свободное время она ездила по улицам Нью-Йорка. В очередную такую вылазку Рози забрела в клуб Ларри Флинта «Хастлер», в котором и познакомилась с Самантой Фокс, урожденной Барбаш (именно ее спустя 20 лет сыграет в «Стриптизершах» Дженнифер Лопес). Это была, ни много ни мало, встреча века. Для нескольких предприимчивых танцовщиц и сотен обанкротившихся бизнесменов уж точно. 

Большая мамочка

Дженнифер Лопес, сыгравшая прототип Саманты, и Розелин Кео

Саманта Барбаш, мать-одиночка из Бронкса, была едва не самой главной фигурой в «Хастлере». Она начала танцевать в девятнадцать, а потому личность ее сформировалась под влиянием беспощадной индустрии ночных развлечений. Фигуристая, с пухлыми губами и с густыми черными волосами — эта дива умела не только считать деньги, но и зарабатывать их.

Саманта Барбаш

К тому времени, как Рози ее встретила, Саманте было уже за тридцать. В этом «пенсионном» для стриптизерш возрасте Барбаш все еще оставалась самой влиятельной персоной клуба и занималась воспитанием новеньких девушек. Учила двигаться, учила обольщать. Она прекрасно понимала, что стриптизершам лучше работать в команде, и уверенно разбивала их на группы. Чем разнообразнее, тем лучше. Саманта понимала психологические особенности клиентов.

Когда перед мужчиной извивается одна девушка, он потратит на нее 100 долларов. Но если его развлекают сразу три, а то и четыре грации, он оставит в их трусиках не меньше трех тысяч.

«Все хотели работать под крылом Саманты. У нее было много клиентов, и она знала, как с ними управляться», — вспоминает Рози. 

Дженнифер Лопес и Констанс Ву в фильме «Стриптизерши»

Саманта действительно знала. Беглым взглядом оценив новенькую 19-летнюю птичку, «мамочка» нарекла ей имя Мэй Уэст — и это прозвище означало, что в команде темнокожих, латиноамериканских и белых танцовщиц появилась азиатка. Идеальное сочетание на любой, даже самый взыскательный вкус.

«Эй, Люси Лью, иди к нам», — нередко будут кричать ей мужчины в зале. Стрип-клуб нулевых в США — это было, пожалуй, единственное место, где за право на неполиткорректность платили наличными. 

Саманта Барбаш

Несмотря на то, что к 2007-му подобные заведения перестали пользоваться баснословной популярностью, богачи с Уолл-стрит регулярно оставляли там внушительные суммы. «У нас был парень, который потратил 300 тысяч за одну неделю. Для таких, как он, эти деньги ничего не значат. Абсолютно ничего», — вспоминает Саманта, которая тоже дала интервью NYM. 

Волки с Уолл-стрит

Дженнифер Лопес в фильме «Стриптизерши»

В основном клиенты были засранцами. В скором времени засранцами для танцовщиц становились все мужчины без исключения. Даже если все начиналось хорошо, рано или поздно наступал момент, когда самый благообразный джентльмен принимался задавать вопросы из серии «Ты занимаешься этим, потому что в детстве тебя обижал папочка?». 

Большинство мужчин были женаты, что не мешало им просить танцовщиц оказать им услуги более интимного толка. 

Некоторые умоляли разбить об их голову бутылку шампанского или осыпать ругательствами, а под утро доставали бумажник, в котором хранилась семейная фотография с красавицей-женой и парочкой улыбающихся отпрысков. 

«Стриптизерши перестают верить, что люди вокруг настоящие. Они думают: все это лишь объекты для манипуляции и заработка», — расскажет один из экс-менеджеров «Хастлера».

В манипуляции танцовщицы действительно достигли высот. Это ведь настоящее искусство — убедить богача, считающего тебя хламом и дешевкой, спустить на один твой танец всю зарплату, исчисляющуюся сотнями тысяч долларов.  

Розелин Кео

«Причина, по которой парни с Уолл-стрит так рьяно веселятся, в том, что они не довольны своей работой. Вы до бесконечности зарабатываете деньги, но в то же время вы несчастны, так что в какой-то момент вы срываетесь и спускаете всю зарплату на девочек, выпивку и наркотики. Кошелек пустеет, и вам нужно снова на работу. Стриптизерши такие же. Мы зарабатываем деньги, а потом впадаем в депрессию. В конечном итоге, мы заглушаем пустоту дорогими покупками или отвязными вечеринками… Но деньги кончаются, и все возвращается на круги своя», — задумчиво объясняет Рози. 

Волчицы с Уолл-стрит

Розелин Кео

Впрочем, Кео такое положение вещей совершенно не устраивало. У нее были амбиции.

Один из обеспеченных клиентов, который ухаживал за Мэй Уэст, предлагал ей выйти за него замуж. «Я чувствовал, что по-настоящему нравлюсь ей, что между нами особая связь», — уверяет Брайан. Тем не менее накануне бракосочетания Рози исчезла — и появилась лишь спустя два года. Она тайно обручилась со своим очередным парнем и родила от него дочь.

Рози позвонила Брайану, когда ребенку было уже больше года. Объяснила, что уехала в Аризону с подругой, попавшей в беду. Попросила экс-жениха перевести ей на счет крупную сумму денег, «чтобы перебраться в Нью-Йорк». Брайан, разумеется, деньги отправил и продолжал пребывать в уверенности, что милая возвращается именно к нему. Загвоздка в том, что Рози никуда и не уезжала. 

«Да, я сказала ему, что жила в Аризоне с подругой. На самом деле я не покидала Нью-Йорк, но мне срочно потребовались деньги», — пожимает плечами Рози, вспоминая ту историю. 

Из-за экономического кризиса Кео и ее семья едва сводили концы с концами. Предприимчивая танцовщица обзвонила всех своих старых клиентов, которые питали к ней особую симпатию, но подобный «аризонский» трюк ни с кем больше не прокатил. «Пришлось снова заняться тем, что я умела лучше всего», — вздыхает Рози.  

Розелин Кео с дочерью

Обвал рынка в 2008-м оставил половину Уолл-стрита безработной, а вторую в настолько подавленном состоянии, что им было совершенно не до стрип-клубов. Когда Рози приехала в родной «Хастлер», то с удивлением отметила, что все танцовщицы были новенькими.

План S

Саманта Барбаш

Одно знакомое лицо в клубе Кео все же нашла: ей оказалась «мамочка» Саманта. По-прежнему уверенная в себе, спокойная, как сытая львица, она все так же обучала девушек искусству обольщения. Только теперь она сотрудничала не с танцовщицами, а с «индивидуальными предпринимательницами», в чьи обязанности входило подцепить обеспеченного мужчину в баре, а затем привести в стриптиз-клуб, где и происходило все веселье.

«Я заметила, что те пташки зарабатывали чертовски много денег, однако даже не работали. Саманта нашла какую-то лазейку, благодаря которой девушка получала внушительную сумму и при этом не занималась сексом», — вспоминает Рози. 

Ей не пришлось долго гадать, в чем состоит схема Саманты. «Как я уже сказала, я всегда была смышленой», — улыбается Рози.

Тело в дело

Кадр из фильма «Стриптизерши»

Долгое время индустрия стриптиза строилась по одному принципу: танцовщицы — всего лишь тело, а потому их часто оставляли без денег и страховки. Они должны были платить клубу, бармену, диджею и даже официантам. Однако после кризиса 2008-го Саманта обнаружила, что все изменилось. Клубы нуждались в клиентах, поэтому готовы были пойти на все, чтобы выжить.

Барбаш занялась «маркетингом»: вечером она обзванивала своих прежних клиентов или отправляла им фотографию какой-нибудь красотки. Если мужчины откликались, она к ним выезжала девушка. Клиент встречался с ней в баре, общался и пьянел, а затем появлялись другие дамы, которые тащили порядком развеселившегося мужчину в стриптиз-клуб. Заведение платило «маркетологам» приличные проценты, и всех подобная схема устраивала. Всех, кроме Розелин Кео, привыкшей брать от жизни большее. 

Кадр из фильма «Стриптизерши»

Она захотела войти в дело. Ее не остановило даже то, что многих клиентов подопечные Саманты накачивали коктейлем из запрещенных веществ. «Всего капельку, чтобы стало веселее» — этот метод безотказно работал в тех случаях, когда мужчины были не в состоянии переместиться из бара в клуб. 

Парни, на которых нацеливалась команда Саманты, были очень богаты.

«Что для них лишние 20 000 долларов? Мы не вытащили их с улицы. Они знали, на что идут, и все, как один, были готовы к подобной ‘’вечеринке’’. Да, мы подсунули им еще один ингредиент, о котором они не знали. Запрещенный ингредиент. Но ведь все это идет рука об руку — секс, наркотики и рок-н-ролл. Понимаете?» — вспоминает Саманта.

Девушки делали клиентов счастливыми, наркотики затуманивали их память, и зачастую мужчины просто теряли сознание во время веселья в стрип-клубе. Когда спустя несколько дней после загула какой-нибудь парень звонил и жаловался на размер своего счета, Саманта напоминала, что он хорошо провел время. Парню нечего было возразить. Дома — жена и дети, а на работе столь влиятельные коллеги, что никому толком и не расскажешь о происшествии. Обращение в полицию исключалось по тем же причинам. 

Саманта Барбаш с подругами

Благодаря Рози началась охота на крупную рыбу. Больше никаких баров средней руки — только бизнесмены высшего класса, готовые отдать по сотне тысяч за вечер. В то же время Саманта и ее новая бизнес-партнерша не собирались заниматься с клиентами сексом. «У меня все же есть чувство достоинства»,—- категорично заявляет Рози. Однако мужчины рано или поздно захотят перейти именно к этому этапу… И как тут быть?

Рози оперативно собрала команду подопечных из числа местных проституток: «Я научила их этикету, вкусу в одежде, а еще показала хитрости, как пить и не напиваться. Мои девочки были собранными и четко знали, что нужно делать. В крайнем случае могли согласиться и на интимные ласки, ведь им было не привыкать».

Пока проститутки ублажали клиентов, Кео лихо расправлялась с их кредитками. «Я все время висела на телефоне с банками, называя дни рождения мужчин, девичьи фамилии их матерей, подтверждая последние покупки, имя по паспорту и местонахождение. Получить такую информацию от пьяного парня с красоткой на коленях не составляло труда. Я просто садилась рядом с ним, держа в руке телефон, и буквально спрашивала »Как звучит девичья фамилия твоей матери? Продиктуй номер социального страхования» — и они безропотно отвечали».

Розелин Кео

Подобная схема принесла амбициозной Рози колоссальный успех. Прибыль клубов росла, увеличивалась и ее личная зарплата. В первое Рождество она подарила Саманте шикарную пару Christian Louboutin. «Мы были неуловимы и беспощадны», — с улыбкой вспоминает Рози. 

Первый тревожный звоночек

Кадр из фильма «Стриптизерши»

В какой-то момент Кео поняла, что управлять командой проституток, не знающих меры, и Самантой, которой с каждым разом хотелось все больше и больше, стало невозможно.

Однажды они вышли на богатого мужчину, который желал долгосрочных отношений. Он не был извращенцем, имел привлекательную внешность и был весьма щедр. Рози предложила не списывать с его карты всех денег, а вместо этого оплачивать по ней счета — совершенно незаметная сумма для столь успешного бизнесмена — и таким образом тайно «кормиться» многие годы. Но Саманта в ответ на это просто перевела себе 50 000 долларов с карты клиента.  

«В том и была вся беда. Я видела целый лес возможностей, а девочки готовы были душу отдать за одно хилое деревце», — рассказывает Рози. 

Со временем начались и более серьезные проблемы. Клиентская база быстро себя исчерпала, так что теперь «команда мечты» имела дело с незнакомцами.

Саманта Барбаш

Проститутки нередко стали возвращаться из отелей с пустыми руками и кровоподтеками, а некоторые мужчины пытались покончить жизнь самоубийством после известия о личном банкротстве. Но это не останавливало Саманту и Рози. Они хотели еще больше денег. 

Рози обещала себе, что отойдет от дел, как только на ее личном счету будет 100 000 долларов. Когда эти деньги там появились, она подумала — ладно, уйду, когда заработаю 200 000. Став миллионершей, она по-прежнему не могла слезть с долларовой игры. 

Стриптизерши продолжали работать, становясь все более безрассудными и жестокими. 

Агнец на заклание

Розелин Кео

И все же Рози удалось изменить свою жизнь. Это случилось после истории с неким Фредом. Он был средней руки офисным работником, который пытался заглушить боль от развода с женой. У них родился ребенок с аутизмом, а любимая не выдержала и сбежала.

«Жена ушла, и мне так больно. Теперь я просто не знаю, что мне делать», — говорил Фред, опустив голову на барную стойку. Впервые Рози, которая сидела рядом, говорила с клиентом по душам. «Он не хотел секса, не хотел веселиться. Ему просто нужно было высказаться», — вспоминает она.  

Схема, как и всякий раз до этого, сработала безупречно.  

«Помню, как он почти плакал, когда мы обчищали его кредитки. ‘’Пожалуйста, оставьте хотя бы дебетовую карту с взносами по ипотеке, они нужны моему сыну’’. Впервые я почувствовала острую боль за то, что мы натворили».

«До сих пор помню, что на его счетах было всего 17 000 долларов. 5 тысяч на дебетовой карте и какая-то сумма на карточке авиакомпании. Это были небольшие деньги. Но для него они значили все», — рассказала Рози.

«Мужчины не любят, когда их водят за нос»

Арестованная Саманта Барбаш

Все началось (точнее, начало заканчиваться), когда более простые мужчины, после ночи с «командой мечты» оставшиеся буквально без единого гроша в кармане, стали обращаться в полицию. Служители порядка признавались, что могли стать миллионерами, если бы получали по доллару за каждый анонимный звонок с ориентировками на Саманту, Рози и их подопечных. «Мужчины не любят, когда их водят за нос», — со смехом заявил полицейский.

Схема экс-стриптизерш была раскрыта, и информация о них просочилась в прессу. 

Кео чувствовала, что до добра это не доведет, но Саманта лишь смеялась над «чересчур подозрительной» компаньонкой. Не смешно ей стало 9 июня 2014-го, когда полицейские поймали ее и остальных девушек прямо в доме, где они жили. 

Полицейские пытались найти свидетелей, которые смогли бы опознать «команду мечты», однако ни один мужчина не согласился на это пойти. В ходе разбирательств всплыло имя Фреда — того самого, с сыном-аутистом, — однако и он отказался дать показания. Одна из его кредитных карт была корпоративной, поэтому после обнуления счета компания начала внутреннее расследование. Признав Фреда мошенником, они уволили его.

Фред долгое время пытался найти хоть какую-нибудь работу, и в итоге стал консультантом в магазине. Сейчас он живет в страхе, что работодатель рано или поздно обнаружит информацию о его прошлом, и тогда ему вновь будет нечем кормить сына. «Иногда мне кажется, что к моей голове приставлен заряженный ствол», — признался Фред.

А судьи кто?

Кадр из фильма «Стриптизерши»

«Команду мечты» обвинили в мошенничестве и воровстве. Девушки саркастично отмечали, что сами являются потерпевшими — сколько они вынесли от мужчин, считавших себя в праве покупать женское тело? Им грозило до трех лет тюремного заключения, но они с возмущением отпирались.

Когда их посадили в общую камеру на потеху охранникам, Саманта предложила сплотиться и дать последний бой. «Давайте все возьмемся за руки и будем сражаться вместе! Это мы против них. Мы ничего не делали! Мы невинны!».  

Спустя годы Рози вспомнит, что выглядела ее напарница в тот момент просто ужасно. «Она была на грани помешательства». 

Когда тюремный надзиратель подошел к ним и спросил, «Кто из вас главарь?», Саманта и Рози указали пальцем друг на друга. 

Кео понимала, что ей нужно оставаться здравомыслящей. А потому она решила вступить с полицией в сделку. «Сначала я подумала, что не хочу быть крысой», — говорит Рози, завернувшись в палантин Gucci, в то время как ее дочь играет с Барби на белоснежном ковре. — «Но потом поняла, что среди них я единственная нормальная девушка с мозгами в голове, с ребенком на руках и с большим будущим».

Рози удалось себя спасти. По ее словам (которым, конечно, можно доверять лишь до известного предела), сейчас она живет в Калифорнии и занимается торговлей акциями. Она нашла новых друзей, счастлива в браке и воспитывает красавицу-дочь.

«Все мужчины здесь постоянно предлагают провести с ними время, слетать в Лас-Вегас или на Гаваи. Я никогда не соглашалась на это, но… Но на всякий случай я сохраняю все их телефонные номера в специальном блокноте. Как знать, куда меня занесет судьба!».

Перейти к обсуждению

41

Источник: woman.ru

Ещё новости

Написать комментарий