«Надо еще рискнуть подраться с двухметровым человеком в ботфортах, но агрессия в мой адрес бывает»: реальная история парня-трансвестита

Сегодня выделяться из толпы — это не роскошь, а нелегкое бремя. Тем сильнее мы уважаем смелость нашего героя Ильи, который рассказал, как осознал и принял свою гомосексуальность и пришел к трансвестизму.

По отношению к себе я не использую слово «трансвестит». Предпочитаю термин Drag Queen (drag от англ. Dressed Resembling A Girl, «одетый как девушка», — прим. Woman.ru) — это более клубное направление для танцоров, фриков, тех, кто создает перфоманс. В моем понимании, трансвеститы — это люди, которые получают удовольствие именно от того, что переодеваются в одежду другого пола, участвуют в конкурсах красоты. Для меня же это просто способ самовыражения.

Дженни Линн — персонаж, который живет у меня в голове. Это собирательный образ, вдохновленный героинями любимых видеоигр, моими детскими рисунками.

Это я и хочу показывать людям — свое творчество. От перевоплощений я испытываю исключительно визуальное удовольствие, в этом нет никакого сексуального подтекста.

Вне сцены я выгляжу вполне обыкновенно, ношу мужскую одежду. Правда, пользуюсь декоративной косметикой, но это мужской макияж, в основном — корректирующий. То есть как женщина я не крашусь (как, например, это делает Алексей Жидковский). Максимум, что могу себе позволить, — подведенные глаза, если это рокерский образ. По профессии я визажист.

Ориентация у меня нетрадиционная, да: я живу с парнем. Большинство Drag Queens — гомосексуалисты, хотя среди нас есть люди и с традиционной ориентацией. Но все-таки нужно понимать, что это направление было создано геями про геев и для геев.

Конечно, есть гетеросексуальные актеры-мужчины, которые просто выступают в женских образах, но таких меньшинство.

Почему они это делают? Мне кажется, это дает им ощущение свободы. Мужчина, переодетый в женщину, определенно, смелее, свободнее, раскрепощеннее. Не каждый отважится быть ярким, выделиться из толпы.

I am who I am

Понимание того, кто я есть, пришло ко мне довольно рано — лет в шесть-семь. Бабушка любит вспоминать смешные истории о том, как я в импровизированном платье из марли и в ее туфлях танцевал под песни группы t.A.T.u. в гостиной. Я часто пользовался маминой косметикой, рисовал на лице разные рисунки. Мне это было близко.

Примерно тогда же, в начальной школе, я понял, что не вписываюсь в стандартную модель отношений «мальчик-девочка».

Я признался себе: «Мне это не подходит» — и уже тогда стал замечать, что мне нравятся мальчики. Я никогда не пытался перебороть свою природу и воспринимал свои чувства и эмоции так же естественно, как и вы. Конечно, у меня было понимание, что родители и люди вокруг не одобрят мой выбор, но я сам никогда не стыдился этого и не противился тому, что меня привлекает.

Семья, кстати, у меня немного странная: после смерти мамы (мне было четыре года, когда ее не стало) меня усыновила моя бабушка. С ее мужем (он мне не родной дед) у меня были натянутые отношения. Сколько себя помню, большую часть времени я был предоставлен сам себе. Меня растила «мать-одиночка», и звали ее кабельное ТВ. Я часто смотрел телевизор и редко видел маму (мамой, напомним, наш герой зовет свою бабушку, — прим. Woman.ru).

Связываю ли я этот факт с тем, кем я вырос? Скорее всего, это комбинация чего-то врожденного и тех условий, в которых я оказался.

Думаю, во мне уже изначально было что-то феминное, а женское общество и тяга к творчеству (я на сцене с семи лет, с отличием окончил музыкальную школу по классам «Академический вокал» и «Эстрадный вокал», часто выступал на различных конкурсах) в совокупности повлияли на меня, и я вырос тем, кто я есть. Но как бы там ни было, подчеркну, я всегда чувствовал себя максимально комфортно.

Сегодня мое близкое окружение знает, что я Drag Queen, что я гей, и поддерживает меня в этом. Я себя не стесняюсь и открыто говорю обо всем этом, не пытаюсь жить двойной жизнью. Единственное, бабушка не знает о моей сексуальной ориентации: я ее люблю и не считаю нужным шокировать пожилого человека такой информацией.

Конечно, моя открытость порой оборачивается негативом: окружающие не всегда готовы мириться с тем, что ты не такой как все. Недавно я переехал из родного Нижнего Новгорода в Санкт-Петербург — это более терпимый город.

И все равно даже в обычной жизни порой ловлю на себе косые взгляды, если я накрашен чуть больше, чем среднестатистический молодой человек.

В образе Drag Queen, конечно, риска больше. Еще в Нижнем Новгороде я выступал не только в гей-клубах, но и в обычных заведениях, даже работал хостес в таком виде! В большинстве случаев люди смотрели и не понимали, что я из себя представляю. Но когда понимали… До драк, конечно, не доходило (попробуй еще поборись с двухметровым человеком на ботфортах), но агрессия имела место быть.

̶И̶л̶ь̶я̶  Дженни Линн

Сегодня я точно знаю, кто я есть, хотя так было не всегда. В 15 лет я столкнулся с тем, что запутался и не имею четкого представления, кем мне нравится и хочется быть. Примерно в тот же период времени меня отправили учиться в США по обмену. Одним вечером знакомые позвали меня на Drag Show, где выступали финалисты шестого сезона популярного американского реалити-шоу RuPaul’s Drag Race (проект, где трансвеститы сражаются за звание королевы, — прим. Woman.ru). Я был восхищен увиденным и подумал, что когда-нибудь тоже хочу сделать что-то подобное. И сделал. В 18 лет я пошел в один из клубов Нижнего Новгорода, где обратился к нашей местной знаменитости Еве Грим, и она взяла меня под свое крыло.

Так я начал выступать, и проблема с самоопределением решилась. Травести-перевоплощения дают возможность проявлять ту самую женственность, которая во мне есть. Выступлений на сцене достаточно, чтобы выплеснуть все наружу, поэтому жить в образе женщины мне незачем.

В Дженни Линн я воплощаю все свои идеи и желания, проявляю всю свою творческую неординарную натуру.

Меня вдохновляют модели 1990-х, видеоигры, модные тенденции (я активный читатель Vogue), музыка. Я безумно люблю Леди Гагу: она повлияла на многих травести-артистов. Своими выступлениями мне нравится нести идею, я хочу, чтобы у моих номеров был смысл, а не просто танцы и открывание рта под фонограмму.

Конечно, я демонстрирую гиперболизированную женственность, вообще делаю все с приставкой «гипер» — все-таки это сцена. Даже девушки выбирают для выступлений яркие образы, а если у тебя Y-хромосома, ты должен отвлечь зрителя от нее еще большей яркостью, огромным количеством блеска, перьев и страз. Мне нравится нестандартный подход к травести-перевоплощениям: я тщательно продумываю свои образы, а не просто леплю стразы на традиционное платье в пол.

Сегодня выступать на сцене, быть Дженни Линн — это мое хобби.

Не могу сказать, что оно хорошо оплачивается. Основной доход мне приносит работа визажистом. В будущем я бы хотел способствовать развитию Drag-индустрии в России, чтобы иметь возможность зарабатывать именно как травести-артист.

Напоследок хочется пожелать всем, кто смотрит на трансвеститов лишь в негативном ключе: попробуйте! Попробуйте углубиться в тему, посмотреть выступления: скорее всего, вы найдете травести-артиста, который вам понравится. Мы показываем наш талант, привлекая внимание путем переодевания — но это всего лишь тряпки.

Только вдумайтесь: это мы, люди, сами придумали себе одежду, разделили ее по половой принадлежности, дали классификацию женскому и мужскому макияжу. На самом деле ничего этого нет. Это все — стереотипы нашего общества, которое помешано на том, чтобы засунуть человека в придуманные стандарты, классифицировать его, навесить ярлыки.

Перейти к обсуждению

52

Источник: woman.ru

Ещё новости

Написать комментарий