«Я просто хочу домой»: как британка в 15 лет стала исламской карательницей и потеряла троих детей

В жизни Шамимы Бегум было все: и спокойное детство в Великобритании, и участие в карательном отряде халифата, и свадьба в 15 лет… Теперь девушка хочет лишь одного: забыть о том кошмаре, в котором она пребывала последние четыре года, и вернуться на родину. Шамима Бегум, сентябрь 2019

Сейчас 19-летняя Шамима Бегум находится в одном из сирийских лагерей. Она красит губы блеском, а также носит яркие кроссовки. Вместо воинственного черного хиджаба, из которого она не вылезала во время суровой жизни с экстремистами, она кутается в платок нежно-сливового цвета. В общем и целом, она не отличается от любой другой сирийской девушки, если бы не проблемы с психикой, репутация кровавой карательницы-исламистки, а также гибель троих ее детей.

Кадижа Султан, Шамима Бегум и Амира Абасе в аэропорту Турции

В пятнадцатилетнем возрасте обычная британская школьница Шамима вместе с двумя подружками-ровесницами — Кадижой и Амирой — соблазнилась романтической мечтой построить новый мир вместе с экстремистами. В феврале 2015-го троица купила билеты на самолет (вероятно, на деньги халифата) и отправилась на поиски приключений.

В Турции они пересекли границу с подконтрольной ИГ территорией. С тех пор началась их новая жизнь.

Через 10 дней после приезда 15-летнюю Шамиму выдали замуж на новообращенного мусульманина Яго Ридийка родом из Норвегии. 

«Первые восемь месяцев я ждала дома своего мужа, которого тут же посадили в тюрьму по подозрению в шпионаже. После этого я постоянно рожала детей. При этом я даже не говорила по-арабски», — поделилась Шамима с порталом Daily Mail.

За время, проведенное в ИГ, у девушки появилось трое малышей. Правда, ненадолго — каждый раз младенцы умирали из-за болезней и недоедания. 

Шамима Бегум с сыном Джером в первом лагере

После того, как Бегум была поймана и направлена в специальный лагерь для «невест и матерей халифата», она долгое время продолжала упорствовать в своей вере. Девушка проклинала христианский мир и неверных, а также всеми способами пыталась подбадривать других женщин. 

Многие с нескрываемым презрением относились к экстремистке и считали, что она никогда не сможет вернуться к нормальной жизни. 

По сообщениям «сестер» Шамимы, она входила в карательный отряд халифата и была среди членов тайной полиции: устраивала пытки и казни тех, кто не слишком рьяно чтил кодекс ИГ.

В одном из ранних интервью Бегум сообщала, что не жалеет о присоединении к запрещенной организации: «Когда я увидела первую голову, которую отрубила, то не почувствовала ни грамма сочувствия».

Шамима Бегум

Тем не менее сейчас Шамима уверяет, что изменила свои взгляды. Она поделилась, как сильно ненавидит всех «слепых» женщин, по доброй воле направляющихся в ИГ. А еще она их очень боится. Ведь каждый день ожидает, что кто-то придет в коррекционный лагерь, чтобы учинить над ней расправу.

«Никто из людей, с которыми я здесь живу, не знает, что я испытала. Они не похожи на моих школьных друзей, с которыми я всегда могла поговорить. Они не понимают, что я пережила», — признается Шамима.

Расправы в подобных лагерях действительно бывают. Жены джихада неоднократно убивали надзирателей, а также нередко переключались друг на друга. «Я ненавижу этих женщин и то, во что они верят. Они думают, что могут терроризировать любого, кто не разделяет их взгляды», — призналась Шамима.

Шамима Бегум

Бегум также сообщила, что ее скандальные и провокационные интервью, которые она давала в самом начале заключения в лагере, были лишь прикрытием, хитрой актерской игрой. По ее словам, она давно отказалась от взглядов ИГ, но не говорила об этом в страхе за свою жизнь. 

«Когда я пришла в новый лагерь, многие опасные женщины думали, что я на их стороне. Но это был всего лишь фасад, с целью защиты себя и своего ребенка. Теперь все поняли это и ненавидят меня», — сообщила Шамима. 

Сейчас ее жизнь более или менее приближена к нормальной. Шамима живет в лагере для экстремистов, рассчитанном на 700 семей, каждая из которых имеет свою палатку. Соседка Бегум по возрасту годится ей в матери, да и отношения у них соответствующие. Так что в каком-то смысле у нее есть подобие семьи.

Девушка регулярно убирается в своем «доме» а также ходит за покупками. Да, вы не ошиблись: в лагере существует около десяти магазинов, в которых продается еда, средства гигиены и даже украшения. Обслуживают эти лавочки сирийские беженцы, которые приходят рано утром и уходят поздно вечером.

В палатке Шамимы есть даже телевизор, так что она и ее «мама» могут смотреть новости и узнавать, что происходит в мире. Девушке даже удалось увидеть ряд современных фильмов: например, «Человека-паука: вдали от дома» и «Люди в черном».

«Телевизор — это прекрасный вариант сбежать от реальности. Я могу смотреть его весь день. Когда я чувствую себя очень плохо и мне не с кем поговорить, я просто включаю ТВ».

Однако в действительности у нее нет возможности покинуть лагерь и забыть о страхе. Семья Шамимы была в ужасе, узнав, что случилось с их дочерью. А после ее громких и кровожадных заявлений и вовсе утратила всякую связь.

Бегум признавалась, что все это время очень хотела общаться с родителями, но на территории ИГ подобные связи были под строгим запретом. Когда ее поймали и поместили в лагерь, семья отказалась иметь с Шамимой какие-либо дела. Вот уже 6 месяцев девушка ничего не знает про своих родителей. 

Сейчас в Британии против Бегум готовится уголовное дело, а адвокаты супруга (того самого новообращенного Яго Ридийка из Норвегии) не дают ей никаких обещаний. Даже подруги, с которыми Шамима сбежала в 2015-м, не могут ей помочь — они уже давно мертвы. 

В настоящее время у девушки не осталось практически никаких надежд. Шамиме никто не верит, а даже если это изменится, свое прошлое она исправить уже не сможет. «Я потеряла своих друзей. Потеряла детей. Единственное, чего я теперь хочу — это вернуться домой», — призналась Шамима Бегум. 

Перейти к обсуждению

46

Источник: woman.ru

Написать комментарий