Факты биографии Давида Тонояна: как маляр-стукач стал министром обороны Армении — ФОТО

В старых, ветхих, давно покинутых и забытых зданиях бывших казарм стройбата — подгнившие полы, вонючие от следов бомжей и обшарпанные стены, забытые бутылки из-под пива, в куче мусора журнал "ОК!" и "Дошкольное воспитание" за 1985 год с портретом Надежды Крупской на обложке. В одном из залов, бывшим когда-то "варочно-готовочным местом" немаленькой солдатской столовой, бегают бездомные собаки. Одна из их, щурясь от света фонаря, готовится гавкать, но потом, передумав, виляет хвостом и, повернувшись, трусит за товарками, скрывшимися за углом коридора.

Местный абориген, выплюнув потухшую сигарету, улыбается щербатым ртом:

— А ты знаешь, какие люди здесь служили? То-то. Кабы знал… Тут когда-то шуршали "стройбатовцы", строили, работали. Вишь, говорят, какой-то армянский министр тут сапогами грязь месил. Тянул лямку, понимаешь, как все. Такие дела, кхе…

Бородатый дед, довольный таким пространным для него спичем, получает желаемый презент в виде новой пачки сигарет и, кряхтя, расправляет плечи в прохудившемся китайском пуховике, чинно удаляется в сторону лестничного пролета.

… Прикормленные западными спонсорами НКО (а западных некоммерческих организаций в стране, по заявлению журналиста "Голоса Армении", около трех с половиной сотен) после "уличной революции", приведшей Никола Пашиняна к власти, продолжили свою деятельность с удвоенным энтузиазмом. Энтузиазм западных НКО, работающих в Армении, в том числе под крылом разнокалиберных фондов и структур, вырос, источая майданный "аромат", привнесенный в центр Еревана авторами сценария "армянской революции".

Сам Н.Пашинян и его министры, в том числе и Д.Тоноян неоднократно утверждали, что эти НКО "нейтральны" и "аполитичны". Хотя факты утверждают обратное — они буквально кричат о том, что все (!) без исключения фигуры нынешнего состава армянского правительства — всего лишь фигуранты подготовленного отнюдь не в Ереване сценария, исполняющие заранее отведенные роли актеры водевиля.

Тот же Давид Тоноян, согласно многочисленным утверждениям, завербован еще в 2005 году, когда работал постоянным представителем Армении в НАТО. Отвечал за реализацию проектов создания в Армении американских биолабораторий. Был "правой рукой" и протеже В.Саргсяна. Куратором Тонояна был агент Центрального разведывательного управления США майор Эрик Ларсен, сотрудник военного атташата, представитель Агентства США по уменьшению угроз (DTRA), куратор проектов по расширению сети американских биолабораторий в Армении, имеющий опыт работы в Молдове, Украине, Азербайджане.

Так кто же он, Давид Тоноян, 51-летний армянский министр обороны?

В 1991 году он окончил Ереванский государственный университет, а в 1997 году — Военно-дипломатическую академию Российской Федерации. Владеет русским, английским, французским языками. С 1986 по 1988 годы служил в Вооруженных Силах СССР. В 1992-1994 годы — служил в системе МВД РА, затем — в Минобороны республики. В оборонном ведомстве занимал различные должности, в том числе — замминистра обороны (2010-2017 гг.). В феврале 2017 года был назначен министром чрезвычайных ситуаций. После восшествия Никола Пашиняна на пост премьера стал министром обороны Армении. Имеет медали: "За безупречную службу" (1, 2 и 3 степеней), "Вазген Саркисян", "Андраник Озанян", "За заслуги перед Отечеством" (1 и 2 степеней), "Герб". Женат, имеет сына и дочь.

Остовы стройбата

… Село Фаустово. Тихое, лесистое место в Воскресенском районе Московской области России. Как и во многих местах за МКАДья, построены коттеджи, усадьбы и роскошные виллы небедных граждан России, непосильным трудом нажившие свои состояния.

Фаустово, как и соседние села вокруг Белого Озера, в конце ноября тонет в тумане. В белесой дымке можно не заметить двух зданий, перекрывших обзор леса, раскинувшегося невдалеке.

Перед зданиями остатки асфальта с колеей и выбоинами, давно превратившимися в ямы. Нет ни авто, ни пешеходов. Никого. Это одна из "мертвых зон", оставшаяся в наследство от когда-то великого и могучего Советского Союза.

Медленно превращающиеся в руины строения когда-то были зданиями воинской части 43109, находившейся в ведении Спецстроя СССР. 

В советские времена Фаустов жил за счет "стройбата". Местные строили дома из материалов, купленных за бесценки у прапорщиков и офицеров воинской части, а солдаты-"стройбатовцы" бегали в самоволку и "отдыхали" в селе: кто напивался дешевым портвейном "777" и оттягивался в скособочившем клубе на танцах, а кто-то, продав "кое-что", украденное со складов части, "культурно" отдыхал, цедя дорогущий коньяк "Три звезды" и пуская дым колечками от сигарет "ВТ", изредка посматривая в сторону сидящей рядом юной и бесхитростной дамы сердца, выбранной среди местных мадемуазелей.

Но среди солдат были и те, кто, отринув заманчивые блага местной цивилизации, строил себе карьеру примерного военнослужащего, дабы получить благосклонность командиров. Особенно заместителя командира части по политической и воспитательной работе. Проще говоря, замполита.

В 1986 году был призван 19-летний Давид Эдгарович Тоноян из Казахстана.

Рожденный в Усть-Каменогорске Тоноян был амбициозным, хитрым, даже ушлым военнослужащим. Пробыв положенные шесть месяцев, он превратился из "духа" в "слона", получив от местных "дембелей" почетную кличку "Хмырь".

Другому солдату на его месте все на свете вдруг показалось бы таким гнусным и отвратительным, что он почувствовал бы потребность избавиться от мировой скорби.

Но не Тоноян.

"Хмырь", он же "бози тха", он же "Давид и Галифе"

Как говорил незабвенный и бравый солдат Швейк, кто лю­бит го­во­рить двус­мыс­лен­нос­ти, сна­ча­ла дол­жен их об­ду­мать. От­к­ро­вен­ный че­ло­век, у ко­то­ро­го что на уме, то и на язы­ке, ред­ко по­лу­ча­ет по мор­де. А ес­ли уж по­лу­чит, так по­том во­об­ще пред­поч­тет на лю­дях дер­жать язык за зу­ба­ми. Прав­да, про та­ко­го че­ло­ве­ка ду­ма­ют, что он ко­вар­ный и еще бог весть ка­кой, и то­же не раз от­лу­пят как сле­ду­ет, но это все за­ви­сит от его рас­су­ди­тель­нос­ти и са­мо­об­ла­да­ния.

Молодой Давид Тоноян не страдал расточительством. Он ценил как свое время, так и деньги. В сущности, "стройбат", перемалывая судьбы молодых парней, превращал их в живых инструментов "дедовщины", ставшей настоящим бичом и трагедией тотального большинства частей военных строителей.

Военная часть 43109 не была ни "уставной", ни образцово-показательной. Высокое начальство не баловало командиров и солдат, служивших в селе Фаустово, потому и там ситуация была под полным контролем командира части. Он был царем и богом для солдат.

Тоноян очень быстро понял правила "игры" и решил воспользоваться ситуацией по максимуму.

Начав службу, как и все, рядовым, он стремился выделиться, стать ближе сперва к прапорщикам, а потом и офицерам. Не желавший быть одним из сотен обычных "духов", Давид Тоноян понял, что путь к намеченным благам тернист, требует предательств, лжи и обмана.

Так обычный солдат превратился в беспринципного, ушлого, хитрого прощелыгу, ради своих интересов не брезгующего ничем. Для него были чужды такие понятия, как солдатская дружба, взаимовыручка, честь, достоинство.

Скорее всего, потому один из армянских солдат, только начавший службу в части, обозвал Тонояна "бози тха", т.е., "сукиным сыном" по-армянски.

Став ефрейтором, Давид Тоноян превратился в "Хмыря" — эту кличку ему дали "деды", солдаты-старослужащие.

"Хмырь" всегда старался быть на виду у командиров, за порученные дела брался с рвением, дабы создать видимость солдата, с упоением выполняющего приказы командиров.

Тоноян слыл также стукачом: офицеры, назначаемые на дежурство по части, были уверены, что все (!) обо всех пришествиях в казарме, где обитался "настоящий стройбатовец Тоноян", немедленно будут оповещены.

Благодаря рвущим жилы рядовому Тонояну.

Через четыре месяца начала службы Д.Тоноян стал ефрейтором, а через 6 — младшим сержантом.

Служившие в "стройбате" знают: в этих частях отношение к носителям лычек не отличалось безразличием и отчужденностью рядового состава. А тем более "деды" и "дембеля" вообще сержантов ставили ни в грош — если, конечно, сержант не принадлежал к касте местных "аристократов" — т.е. не был ни "дедом", ни "дембелем".

Давид Тоноян же, пользуясь благосклонностью начальства, хоть и боялся неписаных правил "дедовщины", гнева и мести старослужащих, продолжал заниматься доносительством. Он пытался казаться образцовым военнослужащим, понравиться командирам и, если повезет, воспользовавшись милостью офицеров, вырваться из ненавистной ему казармы.

Что только он не делал… Передавал "краткое содержание" разговоров "дедов" и "дембелей" в каптерке, принимал самое деятельное участие в хищениях прапорщиков на складах — выносил ящики, грузил кирпичи и арматуру, таскал мешки, бегал за сигаретами и выпивкой в село, чистил обувь помощнику дежурного по части.

Он был вынужден быть на побегушках и у старослужащих. Подшивал подворотнички из распоротой простыни, утюжил шапки, плоскогубцами наносил "квадраты" на сапоги, по ночам в "Ленинской комнате" наводил марафет на очередной "дембельский альбом", ушивал телогрейку "уставшего деда", бегал в столовую за чаем и маслом для "заслуженного дембеля"…

Давид Тоноян возненавидел такую жизнь и апреле 1987 года решил стать маляром, ибо отделение маляров считалось особой "кастой" в части. Как же — маляры работали на различных объектах вне части, свободно ходили по "невоенным" улицам, у них всегда водились деньги и самое главное, могли не ночевать в казарме, не вставать на вечернюю поверку.

И, естественно, маляр не месил раствор, не таскал камни, не мерз на верхотуре крыши, укладывая битум, и не подметал стройплощадку.

Не жизнь, а "дольче вита" для тогдашнего среднестатистического советского стройбатовца.

Давид Тоноян, пользуясь привилегиями проверенного стукача и доносителя, упросил своего командира, и тот, приложив палец к носу, отправил услужливого армянина в отделение маляров. Не простым солдатом, а аж младшим сержантом — благо, приказ командира военчасти 43109 не заставил себя долго ждать.

Таким образом, Д.Тоноян стал бригадиром маляров и человеком, отдающим распоряжения и команды 15 рядовым. А это дорогого стоило: наконец-то молодой интриган расправил плечи, почувствовал себя настоящим человеком.

Неважно, что почти все солдаты-армяне ненавидели Тонояна: кто-то считал себя обязанным, едва увидев его, пнуть или дать оплеуху, а кто-то брезговал даже разговором с ним.

Тоноян своим соплеменникам платил той же монетой: за всю свою службу он чурался армян, не говорил на армянском и всячески пытался дистанцироваться от представителей "древнего, многострадального народа".

Кроме того, пытаясь прослыть ревностным служакой и примерным сержантом, он добровольно отказывался как от отпусков, так и встреч с родителями.

Что касается навыков обращения с оружием или военной техникой, то Давид Тоноян не может похвастаться ничем. Так как за два года военной службы он всего лишь один раз был на стрельбище, где аж 3 раза (!) стрелял из автомата холостыми патронами.

Результат стрельбы был плачевен: как потом вспоминал Тоноян, у него от отдачи приклада несколько дней болело плечо.

И вот теперь бывший маляр, доноситель и интриган руководит министерством обороны Армении. Хотя все его навыки, приобретенные за годы службы в рядах советской армии, крепко пригодились прохиндею Тонояну.

Как маляр, он приукрашивает действительность, нанося словесную ретушь на реальное положение дел в армянской армии, где цветут кумовство, коррупция, неуставные взаимоотношения, в результате чего армянские воинские части больше смахивают на сборище анархистов и маркитантов, нежели на боевые единицы.

Как интриган, он умело шел к своей цели, отметая при этом напрочь все законы морали и постулаты цивильной политики.

Как доноситель, он всегда служил своим хозяевам: сперва Сержу Саргсяну, а потом, когда почувствовал ветер перемен, метнулся в стан Левона Тер-Петросяна, где начал действовать в привычной для себя роли — человеком на побегушках.

Но, как говорят японцы, обезьяна тоже падает с дерева. Ведь иногда, наступать на грабли — это почетная обязанность неудачников…

Эльчин Алыоглу
Заместитель главного редактора Milli.Az
специально для Day.Az

Источник: day.az

Написать комментарий