AI Everything: что сулит искусственный интеллект?

Искусственный интеллект уже проник в нашу повседневную жизнь, мы имеем с ним дело, когда просматриваем новости в соцсетях или ориентируемся в городе. Не за горами и другие новшества, которые до сих пор относились к области научной фантастики. Чтобы узнать о них, наши корреспонденты побывали в Дубае на мероприятии AI Everything, к месту проведения которого прибыли на машине без водителя.

Корреспондент Euronews Джеймс О’Хаган встретился с первым в мире министром искусственного интеллекта. Омаром Бин Султаном Аль Аламой:

– Это крупнейшее в регионе мероприятие в сфере искусственного интеллекта. Сюда съезжаются 20 000 человек, и каждый может высказаться о том, каким должно быть будущее этой технологии, и каким оно не должно быть.

– В чём, по-вашему, важность искусственного интеллекта для правительства?

– Повышение уровня понимания и грамотности в области искусственного интеллекта среди представителей власти имеет первостепенное значение для тех, кто хочет войти в число городов или стран, которые осуществляют эту революцию. Думаю, что наибольшую пользу от применения искусственного интеллекта получат такие области, как медицина – например, в том, что касается диагностики. Ведь крайне важно поставить диагноз как можно точнее. А врачи тогда смогут сосредоточиться на лечении пациентов – этим, конечно, должны заниматься люди.

Эксперты убеждены, что здравоохранение ждут революционные преобразования.

– Для здравоохранения открываются потрясающие перспективы, – отмечает Тимоти Клемент-Джонс, представитель британской Палаты лордов по цифровой экономике. – Здесь, в Дубае, в ходе Всемирного правительственного саммита прошла потрясающая выставка, где объяснялось, к каким переменам могут привести искусственный интеллект и новые технологии, как они могли бы способствовать увеличению продолжительности жизни человека в грядущие десятилетия. Но уже сейчас искусственный интеллект способен оказать большую помощь при постановке диагноза и назначении лечения.

– В одной больнице, в городе, где было много случаев туберкулёза, решили провести массовое флюорографическое обследование населения, – рассказывает Эн Лим Го, специалист по искусственному интеллекту компании Hewlett Packard. – Мы там обучили нейронную сеть распознавать по рентгеновским снимкам наличие туберкулёза. И теперь, когда пациенту делают флюорографию, можно уже через несколько секунд узнать, всё ли в порядке. Потом требуется ждать ещё пару недель, пока это подтвердят врачи, но до сих пор машина ни разу не ошиблась.

Есть опасения, что некоторые могут потерять работу.

– Да, действительно, многие выражают беспокойство по этому поводу, – отмечает Тимоти Клемент-Джонс, – ведь говорят, что искусственный интеллект может отнять 25% или даже 70% рабочих мест. Как бы то ни было, нужно, чтобы люди были полностью уверены, что смогут освоить другие специальности, и в том, что правительство выделит средства на то, чтобы помочь им переучиваться. К тому же, думаю, что людей далеко не всегда можно заменить. Думаю, что искусственный интеллект лишь расширяет возможности человека, то есть, помогает ему делать свою работу, а не отнимает её.

– Некоторые противопоставляют человека и машину, но это неверная позиция, – считает Кевин Даллас из Microsoft. – Следует исходить из того, что у нас, людей, имеются уникальные способности, особый дар в том, что касается творчества, воображения, эмоций – того, что у машин никогда не будет. Задача в том, чтобы, взяв эти уникальные человеческие способности, усилить их с помощью искусственного интеллекта и направить на благо общества.

Искусственному интеллекту нужны огромные массивы данных. Но возможно ли обеспечить нашу конфиденциальность, когда происходят все эти скандалы с неправомерным использованием и похищениями личных данных? Как установить этические рамки, в которых должны развиваться эти технологии?

– Если мы действительно люди, люди с большой буквы, то мы сможем использовать преимущества, которые обеспечивает искусственный интеллект, – говорит Эн Лим Го. – И мы должны работать над этим совместно, в открытой манере, чтобы обеспечить общие стандарты данных, конфиденциальности и системы измерений.

– На мой взгляд, сейчас самое важное – попытаться согласовать некие этические рамки, причём не только в отдельных странах, а, что гораздо важнее, на международном уровне, – продолжает Тимоти Клемент-Джонс. – Мне бы очень хотелось, чтобы на встрече Большой двадцатки в Осаке обсуждалось не только управление данными, но также искусственный интеллект. Полагаю, что установление этических рамок в этой области было бы крайне полезным всему миру, поскольку обеспечило бы равноправное поле для развития искусственного интеллекта.

– В том, что касается этической стороны, я бы отметил, что мы понимаем различия между тем, как рассуждает и принимает решения человек, и тем, как принимает решение машина, – отмечает Эн Лим Го. – Машины становятся всё умнее, и они будут принимать для нас всё более верные решения. Но людям всё же необходимо проверять, что эти решения ещё и правильные, поскольку верное решение далеко не всегда правильное.

Источник: ru.euronews.com

Написать комментарий