1920-е годы. Как дашнаки хозяйничали в Баку — «Историческая призма»

Особое место в докладе Н.Нариманова, направленном в 1923 году в адрес Генерального секретаря ЦК РКП (б) И.Сталина занимала характеристика на секретаря Бакинского комитета ЦК АКП(б) Левона Мирзояна, который в 1922 году сменил на этом посту своего земляка С.Саркиса (оба родились в Шуше).

Внутренне содержание работы Л.Мирзояна ничем не отличалось от работы Саркиса. Н.Нариманов так писал об этом: "Азербайджан, где мирзояны беспрепятственно распоряжаются судьбой Азербайджана, дает богатейшую пищу для провокаций нашим врагам. На самом деле, есть ли в данный момент в Азербайджане партия. Я утверждаю: нет  и не будет до тех пор, пока мирзояны не откажутся от своей гнусной политики, политики обезличивания Азербайджана". 

В начале 1920-х годов Мирзоян возглавлял в партии так называемую группу "левых коммунистов", куда относились русские, армяне, грузины, которые признание национального характера республики рассматривали как временную политическую уступку и были за немедленное слияние Азербайджана с Россией. Как писал Н.Нариманов, "данная группировка развивала среди молодых коммунистов шпионство, систему доносов, интриги, воспитывая тем самым  трусов, лгунов и продажных людей". Главным виновником этого Н.Нариманов считал Л.Мирзояна,  "который имея везде своих агентов и живя исключительно доносами, превратил свои права, как  секретаря БК, в орудие мести против тех, кто  подвергал  его  критике".         

Н.Нариманов был прав, когда утверждал о существовании плана наследования определенных должностей в Азербайджанской ССР лишь армянскими коммунистами. Ярким примером этому являлись профсоюзы. В июне 1920 г. состоялась первая Общебакинская профсоюзная конференция, которая решила  образовать единый республиканский профсоюзный орган — АСПС и его уездные отделения.  Председателем АСПС был избран А.Микоян. 29 августа-6 сентября 1920 г. в Баку состоялся  республиканский съезд профсоюзов  и на нем А.Микояна на  посту председателя АСПС сменил  Л.Мирзоян.

Вопрос  о смычке  рабочего класса с крестьянством был одним из основных элементов, определявших социальный и национальный состав азербайджанской партийной организации. В то время, как основная часть азербайджанского населения была представлена крестьянством, а рабочий класс, в большинстве своем сосредоточенный в Баку, был представлен преимущественно русскими и армянами, соотношение этих социальных групп в партии в 20-е годы было в пользу рабочих.

Н.Нариманов в  письме  В. Ленину писал, что нельзя отделять  Баку "с его малочисленным сознательным русским рабочим и вдвое большим несознательным мусульманским рабочим" от крестьянства Азербайджана. Отношение Л.Мирзояна к крестьянству, как основному возможному источнику пополнения рабочего класса за счет коренного населения, нашло яркое выражение в его речи на  II съезде Коммунистических организаций Закавказья (19-23 марта 1923 года). По мнению Л.Мирзояна,  значительный приток в партию крестьян стал причиной роста здесь групповщины, сплетен, интриг и распрей. Он считал, что чем больше рабочих будет в партии, тем скорее будет установлена смычка с крестьянством. Поэтому Л.Мирзоян настаивал, чтобы 80% членов партии составляли рабочие. Это, в свою очередь, было одной из основных причин того, что в Бакинской партийной организации преобладали представители некоренного населения. 

Л.Мирзояна во время своего выступления на  XIII Общебакинской партийной конференции в апреле 1924 г., пытаясь  оправдать  данную  ситуацию, говорил: "Процент тюрок равен 32. Это процент не маленький. И мы не имеем основания жаловаться на то, как это иногда бывает со стороны товарищей, на то, что тюркского пролетариата не привлекают в ряды нашей партии. Но мы не можем сказать, что для русских столько-то процентов, а для армян столько-то: наша задача заключается в том, чтобы привлечь всю культурно выросшую часть пролетариата в ряды нашей партии". Однако, по мнению Н.Нариманова,  ввиду отсутствия работы среди рабочих-тюрок и неправильного подхода к ним, среди рабочих тюрок и русских развивался антагонизм.  Поэтому, он считал необходимым поднятие уровня развития рабочих-тюрок, чтобы они сознательно  принимали участие вместе с русскими рабочими в управлении страной. 

Н.Нариманов считал, что  "Нагорный Карабах под усиленным давлением Мирзояна был объявлен автономной областью. При мне это не удалось, не потому, что я был против этой автономии, но просто потому, что сами крестьяне-армяне не хотели этого. Мирзоян за это время при помощи армянских учителей-дашнаков подготовил почву и провел вопрос в Заккрайкоме.

С этого момента отношения крестьян и тюрок к крестьянам резко обострились" (имеются в виду отношения тюркских крестьян и тюрок-партработников к крестьянам-армянам-И.Н.). Постановление Пленума Кавказского бюро ЦК РКП (б)  от 5 июля 1921 года  о предоставление автономии Нагорному Карабаху в составе Азербайджанской ССР положило  начало противостоянию Н.Нариманова с Л.Мирзояном по этому вопросу. Н.Нариманов  предупреждал, что в случае передачи Нагорного Карабаха Армении  сложит с себя полномочия главы правительства Азербайджанской ССР. Позиция Н.Нариманова стала решающей  в принятии постановления Пленума Кавказского бюро ЦК РКП (б) от 5 июля 1921 г., который был вынужденным  компромиссом в обмен на оставление  Нагорного Карабаха в составе Азербайджана.

Однако, декретирование создания конкретного национально-территориального образования ещё не означало, что большевики имели ясные представления и политические рецепты воплощения этих решений в жизнь, поскольку  эти  образования, как в случае с Нагорным Карабахом, не всегда имели четкие  этнические границы, так как носили искусственный характер. Поэтому окончательное решение вопроса  об автономии  Нагорного  Карабаха  затянулось до 1923 г.

Поскольку постановление Кавбюро ЦК РКП(б)  было воспринято далеко неоднозначно среди армянского и азербайджанского населения Карабаха, немаловажное значение имела его популяризация. Выполнение этой миссии было возложено на Л.Мирзояна. На созванном по этому случаю 1 августа 1921  г. в селе Кендхурт чрезвычайном съезде второго участка Шушинского уезда Л.Мирзоян выступил с докладом, в котором подчеркнул, что с экономической, духовной,  политической и национальной точек зрения Карабах тесно связан с центром Азербайджана — Баку, отмечал правильность и целесообразность постановления   Кавбюро ЦК РКП (б) о создании в составе Азербайджанской ССР армянской автономии  в Нагорном Карабахе.

Вместе с тем, Л.Мирзоян в своем выступлении предупреждал армян Нагорного Карабаха о возможности некоего "национального гнета"  (имеется в виду со стороны азербайджанцев- И.Н.). Однако, по мнению Л.Мирзояна, подчинение Нагорного Карабаха именно Баку является наилучшим способом "устранения всякой возможности национального гнета и создания условий культурного развития населению нагорной части". Тем самым Л.Мирзоян  дал  понять, что армянское население  будет иметь поддержку со стороны руководимого им  Бакинского комитета АКП(б). После возвращения из Нагорного Карабаха Л.Мирзоян выступил 8 августа 1921 г. на заседании  Политбюро ЦК АКП (б) с докладом о положении в  регионе, представив дело так, что автономия региона  является единственным путем решения здесь национального вопроса.

Но приведенные им аргументы явно противоречили друг другу. С одной стороны, он говорил о пренебрежительном отношении "со стороны многих   товарищей к армянам работникам и к армянскому  населению", а с другой, связывал возникновение карабахского вопроса с националистически  настроенными   интеллигентами-армянами.  В то же время, в его выступлении звучали обвинения в национализме в адрес азербайджанских коммунистов, которые  не без основания продолжали смотреть на нагорную часть Карабаха как на гнездо дашнаков. Л.Мирзоян предлагал "отозвать националистически настроенных работников и послать в Шушу нескольких  русских работников, чтобы разрядить создавшуюся  обстановку".  В конце своего выступления Л.Мирзоян предупреждал: "В случае невыполнения выдвинутых мною предложений считать необходимым провести  предложение, выдвинутое армянскими работниками Карабаха, т.е. выделить весь Нагорный Карабах в самостоятельную административную единицу с центром в Ханкенди, непосредственно подчиненную центру — Совнаркому и АзЦИК, а в партийном отношении — ЦК АКП".

В результате Л.Мирзояну и его компании удается в 1923 г. добиться создания  армянской автономии в Нагорном Карабахе. Дальнейшие события показали, что существование в рамках одного государства двух этнически идентичных национальных образований по соседству — Армянской ССР и НКАО, неизменно сохраняло  угрозу сепаратизма и было аналогично мине замедленного действия, которая обязательно  должна была взорваться.

Доклад  Н.Нариманова "К истории нашей революции на окраинах" вызвал настоящий взрыв в высшем руководстве СССР. В 1923 г. была создана специальная комиссия ЦК РКП (б) в составе председателя ЦИК Украины Г.Петровского, председателя Центральной Контрольной  комиссии РКП (б) Е.Ярославского и  секретаря ЦКК РКП (б)  М.Шкирятова, которой было поручено проверить с выездом в Азербайджан многочисленные факты, приведенные Н.Наримановым. В двух резолюциях от 2 и 9 июня 1923 г. Политбюро поручило Центральной комиссии партийного контроля не только расследовать вопрос  об исключении  из партии сторонников Н.Нариманова, но и завести персональное дело на него самого.

С 9 по 12 июня 1923 г. в Москве прошло Четвертое совещание ЦК РКП(б) с ответственными работниками национальных республик и областей по национальному вопросу.

13 июня 1923 г., сразу же после окончания совещания, комиссия Политбюро воспользовалась присутствием многих видных политиков центра и периферии, чтобы заслушать Н.Нариманова и его противников лично. Среди приглашенных оказались почти все основные персонажи, по которым в той или иной степени нелестно прошелся Н.Нариманов в своем докладе. Основное обвинение, выдвинутое  против Н.Нариманова, касалось данных  им в своем докладе  характеристик  на  некоторых  партийных руководителей Азербайджана и Кавказа, среди которых наиболее часто упоминались фамилии армянских коммунистов А.Микояна, С.Саркисова и Л.Мирзояна.  Выступая на заседании комиссии в Москве по разбору доклада  и  заявления  Нариманова 13 июня 1923 г.,  А.Микоян, естественно, отверг все обвинения в свой адрес. Он ставил себе в заслуги, что вынес всю тяжесть подпольной работы в Баку в период мусаватского правительства, первым бросил лозунг "независимый Советский Азербайджан".

Что касается последнего тезиса, то для А.Микояна декларативное заявление о возможности предоставления Советскому  Азербайджану "независимости" было не более чем уловкой, наиболее оптимальным  путем  к его поглощению северным соседом. Это видно из доклада  А.Микояна в ЦК РКП (б) по Кавказскому вопросу  в 1919  г.,  в котором он отмечает, что "играя в самостоятельность, партия через местные организации должна была развить усиленную агитацию в массах за тесное объединение с Советской Россией и за переход за полное слияние с ней". Далее А.Микоян пытался доказать, что всегда выступал  ревностным защитником прав мусульман и инициатором их привлечения на партийную работу. Не забыл он также выступить в защиту Л.Мирзояна, который "был с ним в тяжелые годы в Баку". Однако, когда аргументы А.Микояна не смогли заставить присутствовавшего на этом заседании  Н.Нариманова отказаться от своей прежней  позиции, он потребовал  у комиссии, чтобы тот обосновал свои обвинения более конкретными фактами. 

Далее обсуждение доклада Н.Нариманова продолжилось в Баку. На  совместных заседаниях ответственных работников и бюро ячеек Бакинского комитета АКП(б) с комиссией ЦК РКП(б) и ЦКК, проходивших 11-12 июля 1923 г., председательствовал секретарь Бакинского комитета АКП(б) Л. Мирзоян. Взяв слово в конце заседания 11 июля 1923 г., он полностью отверг тезис Н.Нариманова о наследовании должности секретаря БК исключительно армянскими коммунистами. Л.Мирзоян указал, что за  три года после переворота  из 11 секретарей Бакинского комитета лишь двое были армянами (Микоян и Саркис), а он — третий все время  был членом Президиума Бакинского комитета.  Опустив многие основные обвинения в свой адрес (о непринятии в партию тюркских рабочих, об автономии Нагорного  Карабаха- И.Н.), Л.Мирзоян  считал, что основной причиной его трений с Н.Наримановым был вопрос об отношении к тюркской интеллигенции. Л.Мирзоян был против принятия всей  тюркской интеллигенции в партию и считал, что её "необходимо вначале переварить  в пролетарском котле".

В многочисленных резолюциях, принятых на собраниях  партийных ячеек в Баку, а также в докладе И.Сталину от 12 ноября 1923 г. председателя Президиума ЦКК Е.Ярославского основные выводы комиссии об Азербайджанской организации  сводились к тому, что представленный в ЦК РКП(б) доклад Н.Нариманова и его заявление  в ЦКК совершенно необоснованны, содержат в себе ряд утверждений клеветнических и порочащих достоинство не только отдельных членов партии, руководящих коммунистической и советской организацией в Азербайджане, но и всей коммунистической организации Баку и Азербайджана в целом.

В то же время Политбюро ЦК РКП(б) своим постановлением от 15 ноября 1923 года посчитало инцидент, вызванный   докладом Н.Нариманова, исчерпанным  и констатировало, что он пользуется полным доверием ЦК.

Однако Нариманов, ознакомившись с выводами комиссии, в заявление в Политбюро ЦК РКП(б) писал, что  она не добралась  до истины.  Он реагировал на решения комиссии с присущим ему бесстрашием. Даже не помышляя о раскаянии и подчинении этому приговору, он написал в Политбюро гневное письмо, в котором назвал работу следственной комиссии инсценированной кампанией травли: "…Я вполне сознательно еще раз подписываюсь под своим докладом, и Политбюро остается наказать меня за это. Я это наказание перенесу спокойно в надежде, что в конце концов выяснится, кто именно вводит в заблуждение Партию".

23 декабря  1923 года и 27 мая 1924 г. он написал дополнение к своему докладу, где в еще более жесткой форме высказал свои сомнения, несогласие  и  порицание действиями  в адрес набирающего силу в партии  И.Сталина,  которого  обвинил  в покровительстве группировке Г.Орджоникидзе, в недоверии тюркам и предоставлении судьбы Азербайджана  армянам-дашнакам. 

Ильгар Нифталиев,

доктор философии по истории, ведущий научный сотрудник Института Истории им.А.А.Бакиханова НАН Азербайджана

Источник: day.az

Написать комментарий